Железная Республика

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Железная Республика > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — суббота, 23 июня 2018 г.
aesthetic Galyrinka 23:59:13
 ­­
00:02:07 Тикондрус
бывает...
Позавчера — пятница, 22 июня 2018 г.
. sativa. 20:32:16
Сегодня я читала статью про смерть Сильвии Лайкенс, и я первый раз ощутила на себе выражение "кровь стынет в жилах". Всего несколько минут изменили мое бодрое настроение на мрачное и тусклое, и я отчетливо почувствовала тупой страх перед внешним миром. Это происшествие уже давно отшумело свое, но все равно его отголоски доносятся эхом через время. Сказать честно, я бы не хотела знать, кто такая Сильвия Лайкенс и предпочла бы вернуться в ту точку времени, где только решала переходить мне по ссылке или нет. Почему меня вообще не насторожили слова "самое страшное преступление" в заголовке статьи? После этого всего я задумалась, почему, в самом деле, я решила это прочитать? Оно мне нужно вообще? Я так же задумалась о том, что в общем-то не знаю ни о каких бедствиях, террактах, покушениях, убийствах, насилии и заговорах во всем мире. Где-то там война идет, а я даже не знаю точно в какой именно стране, вроде, в Сирии, да? Или это Пакистан? Или и там, и там? Я не знаю. Недавно на пинтересте я что-то искала, переходила по похожим картинкам и наткнулась на пикчи с мусульманами, где вместе с картинками вооруженных мужчин, были фото с трупами, раненными детьми, тяжелыми увечиями и прочим. Там была картинка, на которой была изображена маленькая плачущая девочка и возле нее радостный взрослый мужчина, а внизу подпись, что ей было семь лет, когда ее отца убили, мать изнасиловали у нее на глазах, а ее выдали замуж за педофила. Тогда я тоже почувствовала себя очень неприятно, что еще довольно мягко сказано. Для себя я сделала вывод, что есть два мира: мой личный, где живу я и мои близкие, и внешний, где живут все остальные. И вот в моем мире живут только пони, они питаются радугой и какают бабочками. Я настолько беззаботно и спокойно живу, что всего-лишь картинка может вызвать у меня дрожь по телу. Я могу с уверенностью сказать, что ношу сразу две пары розовых очков, одни поверх других, и я вовсе не хочу их снимать. Более того, я надену еще третью пару, чтоб наверняка. Меня иногда спрашивают, как так получается, что все в курсе какого-то события, а я нет, все давно обсуждают что-то глобальное в мире, а я нет. Я не смотрю новости по тв, не читаю новостные ленты в интернете, я вообще не в курсе, что "там извне" происходит. И я рада, что я не знаю. Я думаю, если этот мир таков, то я не хочу знать, что он таков. Мне говорят, мол "ну ты же должна, все таки, знать, че в мире творится", но я тут же задаю вопрос "а зачем" и кому я должна? Что я вообще в настоящее время смогу поменять? Что я прямо сейчас в силах улучшить? Я что, всесильная тян предотвращающая войны, смерти, голод и жестокость? Ясное дело, что нет. Но тогда зачем мне знать?
Люди вокруг меня взрослые, мои бывшие одноклассники уже тоже взрослые, и все они осведомлены, они уже вышли во внешний мир и живут там, и принимают решения там и делают дела там. Серьезные, самостоятельные, самодостаточные, более или менее по крайней мере. И все они стремятся быть еще более взрослыми, еще более ответственными и иметь еще большую власть в своих руках и большее понимание этого мира и еще больше и больше знаний о том, что же в нем, во всем нем, происходит. Я-то тоже стремлюсь, но мое стремление ленивое, и если все идут куда-то вперед, то я иду куда-то влево и вообще бочком. Почему многие считают, что если ты не знаешь, что творится в мире, то это плохо? Почему считают, что если ты видишь все в розовых, так сказать, тонах, то это плохо? Почему люди не хотят, чтобы ты видел исключительно позитивную сторону, и пытаются запихнуть в тебя новость об убийстве и расписать ее в деталях? Почему беззаботность и детскость не считаются качествами, которые могут улучшить твою жизнь, сохранить ее невинность и покой? Это типа "несерьезно"? Как мне наслаждаться жизнью и думать, что мир прекрасен и волшебен, если я слышу о зверской жестокости и это повергает меня в ужас?
Я больше не буду читать таких статей. Я лучше скажу, что не знаю, кто такая Сильвия Лайкенс, чем отвечу "о да, чудовищно", если меня вдруг спросят. Я заткну уши пальцами, если мне попытаются рассказать. Я буду жить дальше в своем мире, не высовывая нос во внешний. Я буду делать свое дело, делать свою работу, учиться, увлекаться и приносить кому-то свои маленькие радость и счастье, много мечтать о несбыточном, летать в облаках, листать мемасы.
Я принимаю решение не знать и спасаться бегством от плохих новостей, инфы, картинок, видео и тд. Это осознанное решение и взвешенное. И кто-то может сказать мне, что в чем-то я не права или еще что-то, но я ловко метну в него "моя жизнь, живу, как хочу", приобретенное за годы этой же самой моей жизни, и убегу в свой личный розовый закат. Я думаю, мне стоит знать о чем-то неприятном, нехорошем, только в том случае, если я могу это изменить, если в моих силах превратить минус в плюс, тогда да, в ином случае, я тут с пони потусуюсь и еще подумаю, переходить ли мне по ссылке.
Глава Тридцать восьмая. Любящий сложенье 09:48:04
Проблемы у нашего племени начались с резкого похолодания в середине декабря. Не то, чтобы до этого было сильно тепло, но резкие минус тридцать с сильным ночным снегопадом оказались серьёзным испытанием. Выяснилось, что в нашем флигеле недостаточно утеплены окна, а батареи в такой мороз почти не спасают. Дело в том, что в бывшей бане, где жили мы с Витькой, не было самостоятельного отопления. Из дома девочек к задней стене флигеля шло две отопительные трубы, утепленные стекловатой и обмотанные толью. Они вели к тому же старенькому котлу, который отапливал дом. В обычное время мощности котла вполне хватало, но при сильном морозе вода доходила до батареи во флигеле еле теплой, и внутри было очень холодно. Я помню, что первую ночь, когда случилась непогода и похолодание, мы с Витькой, стуча зубами, переползли к девочкам около четырех часов утра и там с трудом отогрелись горячим чаем и нежными объятиями Веры и Светы (остальные просыпаться не пожелали). У девочек тоже было не жарко, в основном, из-за старых оконных рам, из которых нещадно дуло, а также плохо утепленных полов и дверей. Кое-как дожив до утра, мы с Витькой и Верой забили на пары и принялись срочно утеплять всё, что можно. После короткого совещания было решено пожертвовать флигелем, так как там всё равно было бесполезно пытаться создать комфортную температуру при текущей уличной ситуации.

- Перебирайтесь уже к нам, стеснятся нечего, здесь все свои, - уверенно заявила Вера.

- А тётя Галя? - Осторожно спросил я. - Она же наверняка заметит, что мы у вас живём.

- А вот я сейчас как раз собиралась в обед пойти с ней договариваться, - ответила Вера. – Скажу, что мы не за то ей платим, чтобы с холоду околеть. Если что, вы будете в маленькой комнате ночевать, отдельно от нас, это временная мера, девочки не против, и вообще. Хотя, на полу сейчас не поспишь, вдвоём на кровати трахаться ещё можно, а вот спать постоянно не слишком удобно. Особенно с тобой, Ярик, а то ты вечно как раскинешься, так хоть с кровати падай. Так что, ребята, думайте, как хотя бы одну из ваших кроватей к нам перетащить

- Раз пойдёшь к ней, заодно тряпок попроси каких-нибудь или поролон там, щели надо чем-то конопатить - вмешался Витька. - И спроси, если мы электрообогреватель­¬ раздобудем, его можно будет включить? У меня дома, кажись, был лишний, но он тяжёлый, чтобы его просто так тащить. А насчет кроватей - Ярикину мы перенесём, она разбирается, а вот моя теперь всё, вытащить её большая проблема.

- Одной кровати хватит, - уверенно заявила Вера. – Если две вместе сдвинуть, втроем можно нормально спать, так даже теплее.

- Так может вообще тогда не тащить, - воскликнул Витька, - посдвигаем те, что есть, да и будем спать по трое?

- В принципе можно, - согласился я. – стол в угол сдвинуть, собрать в одном месте три кровати, а в маленькой комнате две. Там, где три кровати - четверо лягут, а где две - трое.

- Ладно, лентяи, не тащите ничего, - отмахнулась Вера. – Главное всё законопатить хорошо.

- Этого не хватит – уверенно заявил Витька, – надо снаружи стекла целлофаном оббить, а то при таком ветре в стёкла всё наше утепление до жопы.

- И где мы столько целлофана, а вернее полиэтилена, возьмём? А еще нам гвоздики и рейки понадобятся, – поинтересовался я. – Мысль здравая, но денег нет.

- Я знаю, где Ленка общак хранит, - сказала Вера. – Но без надобности лезть не хочу, лучше попытаться с тёти Гали выбить. В конце концов, это в её хате такой дубарь, может мы ещё и ремонт должны за свой счёт сделать?

- Удачи, - сказал Витька, возвращаясь к работе.

Вроде бы недавно вставленные стекла были закреплены в рамах абы как, кое-где прямо с щелями на улицу, из-за чуть меньшего размера стекла. Нам пришлось изрядно повозиться, чтобы всё заделать, но всё равно нужно было утеплять снаружи, так как толщины «стеклопакета» явно не хватало. Вернулась Вера, принесла пару досок и молоток, сообщив, что гвозди и полиэтилен мы должны купить сами, и если принесем чеки, то хозяйка милостиво уменьшит нам квартплату на следующий месяц на размер наших затрат.

- Ну, хоть так, - отозвался Витька. – Давай, где там эта заначка, пойдем в строительный магазин.

В конце концов, удалось завершить утепление нашего бунгало к возвращению остальных девочек. Нам очень пригодились навыки Витьки, который гораздо более умело, чем я, обращался с инструментами. Одно удовольствие было смотреть, как он без топора колол доски на тонкие рейки при помощи ножа и молотка. Я на его фоне выглядел полным рукожопом, даже умудрился, приколачивая плёнку, промахнуться и разбить одно из стёкол в форточке. После этого всю работу молотком взял на себя Витька, а мы с Верой только натягивали и удерживали полиэтилен. К моему удивлению, когда работа была закончена, у нас остался еще внушительный рулон неизрасходованной пленки и около килограмма гвоздей.

- Я с большим запасом брал, - пояснил Витька. – Все равно тётя Галя оплачивает, так пусть у нас останется, приспособим куда-нибудь.

- Молодец, - сказала Вера и чмокнула Витьку в щеку. – Настоящий хозяйственный мужик, всё в дом тащит, любыми способами.

Мы перетащили из флигеля матрасы, подушки, одеяла, застели сдвинутые кровати, и домик приобрёл тёплый и уютный вид. Когда остальные девочки вернулись, они были очень удивлены перестановками, но обрадовались долгожданному теплу.

- В универе форменный пиздец твориться, - выдохнула Света, грея руки о чашку с чаем. – В аудиториях такой дубарь, что ручки перестают писать, и пар изо рта идет.

- Мы просили препода хоть с лекции нас отпустить, - присоединилась Саша, – в маленьких аудиториях ещё ничего, а в большой лекционке ветер аж свистит, такие щели в окнах. А препод такой, крыса очкастая, говорит: «Лекция состоится, наденьте перчатки и пишите карандашом. Наука требует жертв!

- Ну, дай я тебя согрею, несчастная жертва науки, - сказала Вера, набрасывая Саше на плечи одеяло. – Всё хорошо, теперь ты дома, сейчас чайку попьёшь, и ляжем в постельку кино смотреть.

- Никакого кино, - отрезала Лена. – Всем заниматься надо. Вы тут расслабились, первокурсники, а про пропуски забыли? Без отработок по практике не то, что до экзаменов, даже до зачётов многие преподы не допускают.

- Да, я уже пойду завтра после занятий, мне историю надо отрабатывать и английский, – подтвердила Настя. – У нас историк сразу сказал, что без хотя бы тройки по каждой теме, допуска к экзамену не будет. Отработке не подлежат только пропуски по болезни или по дежурству в общаге.

- Членам ДНД ещё пропуски прощают, после ночных дежурств, - уточнила Лена. – Но тут у нас в полициях никто не состоит, все здоровы, и в общаге никто не живёт, так что отрабатывать придётся.

- Я думал только лабораторные надо отрабатывать по химии и физике, ну, там коллоквиумы по анатомии, но чтобы вот так, - удивился я.

- Вам говорили наверняка, на парах, просто в начале никто не слушает, - уверенно заявила Лена. – Времени мало осталось, завтра на переменах узнайте у кого, что не отработано и вперёд, до зачётной недели нужно успеть!

- Мне можно не париться, - отмахнулся Витька, - Мне за курятник проректор всю сессию поставит. Тем более что у меня пропусков больше, чем у вас, я в некоторые дни вместо пар у него батрачил.

- Слушай, а может, ты и за меня словечко замолвишь, - оживилась Вера. – Ярик-то и так сдаст, а у меня наверняка сложности будут.

- Не знаю, - пожал плечами Витька. – Там тоже терпение не безграничное, я, вон, нас уже тогда от покраски с лесоповалом отмазал, так что наглеть не стоит.

- Ты же сама говорила, что учёба важна, - обратилась Лена к Вере. – Что для блага племени всё пригодится. Вот и давай, попробуй всё сама сдать. Сейчас откроешь расписание и прикинешь, по каким дням пропускала, сразу станет видно какие предметы самые проблемные, к кому надо завтра подойти и что подтянуть. Многие первокурсники именно на пропусках и горят. Пока всё отработают и получат доступ к экзамену – время на пересдачу упущено, если сам экзамен с первого раза не сдал – всё, привет, пиши - пропало.

- Как-то жёстко, - вмешался я. – В школе проще было, не пришел, ну «н» поставили, и всех делов, главное экзамен сдать в конце года. Ну, максимум, могут контрольную переписать заставить, если пропуск в конце четверти, и всё.

- Добро пожаловать в реальный мир, Нео, - ехидно сказала Вера. – Ладно, не боись, прорвёмся, главное, вместе держаться.

- А правда говорят, что многие преподы используют пропуски как кормушку? – робко спросила Настя. – У нас девочки в группе говорили, что которые экзамены не принимают, специально на отработках валят, а как припрёт, деньгу собирают за каждый пропуск.

- Бывает такое, - кивнула Лена.- Я лично не сталкивалась, но у меня одногруппники покупали пропуски по химии и математике, цены разные, от ситуации и от препода зависит. Один у нас даже за мешок картошки договорился и допуск по химии получил. На счёт того, что валят специально, я сомневаюсь, у нас с пропусками такие раздолбаи ходили, что сами ничего не учили толком, так что их и валить не надо. Я сама раньше пару раз только пропуски отрабатывала, по политологии и по той же истории. Ничего, пришёл, тему ответил хоть на три и иди дальше. Преподу тоже не охота после пар до ночи засиживаться.

- Ну, по сути, Витёк этим и занимается, - задумчиво проговорила Саша. – Отрабатывает пропуски другим путем, причём заранее.

- Вам не кажется, что это как-то неправильно, - произнес я мысль, которая уже давно крутилась у меня в голове. – Ладно, ветеринары, а если хирург так получит диплом, за то, что дачу кому-то строил, а потом людей оперировать пойдет? Может, проще тогда на стройку пойти, на диплом заработать, да и сразу в ветклинику, зачем в универе время терять?

- Ну, я так-то не все пары прогуливаю и не всё время строю, - обиделся Витька. – Просто жизнь - такая штука, есть непрямые пути, надо договариваться, обходить, выкручиваться. Ты же не против был, когда я тебя лесоповала отмазал, а ведь это то же самое. Если всё по правилам делать, много хорошего можно упустить.

- Многие студентки и диплом получают, и бмв новое, только за то, что хуй хорошо умеют сосать, - хлопнула по столу Вера. – И я бы могла пойти таким путём, и уже сейчас жизнь была бы упакована под полный фарш. Но нахер. Ярик прав, это неправильно. И Лена права, нужно учиться.

Витька удивленно уставился на Веру, которая несколько минут назад собиралась задействовать его связи для закрытия пропусков, а теперь резко изменила мнение. Между тем, Вера привычно оседлала стул и, посмотрев Витьке прямо в глаза, продолжила:

- Но пока мы ещё не построили прекрасный мир будущего для наших детей, придётся, блядь, копаться в настоящем. Мы тут как партизаны в тылу врага, и надо использовать любые возможности для выживания и победы. Молодец, Витька, ты хорош в умении договариваться и обустраиваться, нам пока без этого никуда. Но в будущем, я хочу, чтобы было правильно и справедливо. Нет нужды выворачиваться от дурацких правил, если правила нормальные. Никто ведь не хочет переходить дорогу на красный свет, лишь бы правила нарушить. Баланс хорош во всём!

- Тебе надо было на журналиста поступать или на политика какого-нибудь, не знаю, где на них учат, - хлопая в ладоши, сказала Лена.- Однако хватит болтовню разводить, может, уже к занятиям приступим?

Все согласились и после короткого ужина отправились в комнату, которая теперь представляла собой огромную спальню. За окном опять повалил снег, сводя на нет наши дневные усилия по расчистке территории. Лена зажгла настольную лампу, и в комнате стало особенно уютно. Все расположились на кроватях, завернувшись в пледы и одеяла.

- Давайте начнем с истории, - предложила Настя, – нам всем, кроме Лены, её сдавать, и у всех по ней пропуски имеются. Пусть кто-нибудь читает учебник вслух, а потом будем обсуждать.

- Обсуждайте уже сразу предметно, по экзаменационным вопросам, – вмешалась Лена, – вот, у меня есть, с прошлого года остались. Курс у всех один и тот же, не думаю, что за год история сильно изменилась.

- А мы тебе не помешаем, - осторожно спросила Саша. – Если вслух будем читать?

- Я у Витька плеер взяла, уши заткну музыкой и буду со своим возится, тут в уголочке, так что сильно не помешаете.

Я сел спиной к столу, под лампу, и принялся читать вслух. Остальные внимательно слушали, а примерно через полчаса началось активное обсуждение. Особенно противоречивой фигурой стал князь Владимир, вызвавший бурное негодование у Веры:

- Нахрена он это православие принял? – возмущалась она. – Ну отменяешь религию – отмени насовсем, зачем было шило на мыло менять?

- Наверное, людям нужно во что-то верить, - робко сказала Настя. – В те времена религия была способом преодолеть страх перед окружающим миром. Помолился, и легче стало, не так страшно.

- Да нихрена, подобного, - продолжала бушевать Вера. – Религия только еще больше пугает. То не делай - в ад попадешь, это не делай - в ад попадешь, головой не думай - в ад попадешь, тьфу!

- Но он таким образом пытался сплотить народ, - не сдавалась Настя. – Если единая религия и все верят в единого бога, меньше конфликтов между всякими жрецами и храмами.

- Если хочешь сплотить народ и избежать междоусобиц, не надо трахать всё, что движется. А этот Вовочка настрогал детей кучу, вот и началась чехарда с дележом и престолонаследием, - возмущалась Вера. – Короче, он был эпический мудак на самом деле, а теперь вот ничего, святой!

- Давайте не будем ссориться и перейдем к следующему вопросу, - строго сказал я, хлопнув ладонью по столу.- У нас еще дофига чего нужно обсудить.

Мы продолжили занятия. Девочки слушали с интересом, Витька чаще зевал, но сумел не задремать и тоже по мере сил включался в обсуждение. Пару раз мы делали перерывы на чай, но вылезать из уютных одеял не хотелось, и мы по жребию отправляли на кухню гонца, который доставлял горячий напиток всем остальным. Около одиннадцати Витька вышел во двор в туалет и сообщил, что снегопад кончился, снега уже хорошо выше колена и неплохо бы выйти почистить, а то утром перед парами некогда будет.

- А давайте пойдём все вместе и ещё в снежки поиграем, - весело предложила Вера, – надо размяться перед сном, а то замотались тут как старики.

Мы вышли во двор и устроили грандиозную снежную баталию. Холод почти не чувствовался, было весело и хорошо. Густой и пушистый снег блестел в лунном свете, девочки смеялись, толкали друг друга в сугробы и норовили накормить нас снегом. В процессе этого веселья нам с Витькой с трудом удалось расчистить тропинки к туалету и к калитке, а на уборку остального снега мы благополучно забили и тоже ринулись в общую баталию.

Примерно через полчаса, замерзшие, но довольные, мы вернулись в комнату и завалились спать. Я получил место на сдвоенной кровати, между Светой и Настей, а Витька с остальными устроился на строенной. Девочки прижались ко мне с двух сторон, и я не сразу сумел заснуть, зато сны снились на редкость приятные.

Утром мы дружно проспали и дружно отправились на пары, толком не позавтракав. В самом университете как будто сам воздух изменился, вместо обычного размеренного течения он сгустился, как плотный снег, и им стало трудно дышать. Все однокурсники были суетливые и нервные, все что-то срочно сдавали и куда-то спешили. Я нырнул в общую бодрую суету и даже сумел за время большой перемены сдать отработки по истории, а после третьей пары успешно закрыл вопрос латинского и биологии. И тут неожиданно всплыла проблема зачета по физкультуре. Оказывается, кроме сдачи зачетных нормативов, здесь тоже нужно было отрабатывать пропуски. Когда я спросил, в чём это выражается, препод ответил, что нужно сдать те же нормативы, какие были на парах. То есть, по факту, если были пропуски, то нужно было сдавать те же зачетные нормативы по три-четыре раза подряд, для получения зачета. И если прыжки в длину были вполне терпимой задачей, то подтягивание и отжимание в тройном размере оказались для меня непосильной задачей. Вопрос решился через блок сигарет и бутылку коньяка, спасибо старосте, который подсказал «таксу». Проблема была только в отсутствии денег, пришлось разыскивать Лену, у которой, по-прежнему, хранились наши финансы, несколько истощившиеся после ремонта квартиры. К моему удивлению, Лена без проблем выделила нужную сумму, и я таким коррупционным методом получил первый в своей жизни зачёт.

Беготня туда-сюда отняла много времени, и я вернулся на квартиру последним. Вся команда уже была в сборе и сидела на кухне, окружив рыдающую Веру.

- Что случилось? – встревоженно спросил я.

- Вера сорвалась, - коротко шепнул Витька.

В этот момент Вера подняла на меня заплаканные глаза и резко произнесла:

- Я эту суку убью! Возьму нож, вгоню ей в пизду, вскрою как селедку до самого горла и кишки на шее в бантик завяжу.

По бешеному огню, который горел в её глазах, было понятно, что угроза вполне серьёзна.

Я осторожно опустился на стул и произнес:

- Расскажите ещё раз по порядку, что у нас случилось?
среда, 20 июня 2018 г.
Help yourself Эме 16:32:26
«Терапевтический корпус...» - слова по слогам, словно перебирая деревянные чётки, перекатывая во рту очень твёрдые, постукивающие изнутри о зубы мутно-белые леденцы со вкусом сахарной корпии. Внутри - тёмные сгустки, как старая откашлянная кровь, и еле слышный шорох осыпающейся сухой извёстки в опустевших артериях коридоров. А снаружи - ржавые решётчатые шахты, бельма стёкол; старые лиственницы и мягкий мох, пасынок энтропии. Звуки вязнут в густом воздухе, сильно пахнет хвоей и плесенью. Тонкая серая сетка-рабица - не граница (или только для людей); истинные границы ты чувствуешь нутром, склоняя голову, но не отводя взгляда. Своеобразное упрямство, как и всегда… По смуглым, зацелованным солнцем рукам скользят круглые листья орешника, когда сворачиваешь с растрескавшегося тротуара; вкрадчиво похрустывают под подошвами хрупкие птичьи кости. Во всём здесь чувствуются червоточины - гибельная сладость загнивающего яблока, отравляющая алую кровь. Но что, если твоя кровь - просто подкрашенная щепоткой шафрана водопроводная вода?.. По другую сторону бетонного забора сидят на скамейке, посасывая пиво, те броненосцы плебса, которых ты хоть съешь прямо на месте, они всё равно не поймут, в упор не увидят. Но их и не едят - брезгуют, и только копятся внутри засаленных, грязных тел токсичные отходы, отравляя пространство (хотя любители и на такое сомнительное лакомство находятся, в конце концов, ведь я тоже порой ем «Роллтон» с сыром «Дор Блю»). Тьма отсюда стрекочущими на сорок сотен голосов ночами тянется к тёплым испуганным окнам дома напротив; кирпичный, цвета яичной скорлупы, он не.смотрит из-за лиственниц, прикрывая стеклянными ладонями горстку своих душ, пытаясь не замечать вязких сгустков, ползущих из пустых глазниц. Застал ли он те дни, когда в них ещё плескался формалин?.. Вопросам ответов нет. Лопатки страдальчески сводит от прикосновения бесплотных пальцев, и ты не способен отказать, потому что ты ведь вкусил их смерти… а здесь всё взаимно. И позднее, вытягивая из пачки, но не выкуривая синюю Winston напротив серого пластинчатого дома на Самом Краю, ты навзничь падаешь в обморок-июнь...
воскресенье, 17 июня 2018 г.
Do we need somebody to wait Ulfveig 23:57:08
Окей, кажется, я попробую найти нужный мне ключ.
Не исключаю того, что ненависть к себе может быть еще одной, причем невыгодной внешне (и выгодной подсознательно) маской.
Пока что начнем через "Tell the truth. At least, don't lie". Это раз. Не врать себе, а честно доходить до этой ненависти и разбирать ее.
Ну а в рабочее время не заниматься этим "расковырять и вытащить", нет. Тут стоит начать с того же, через что ставились границы. То есть, начнем мы с уменьшения тревожности и проявлений ненависти к себе. В данном случае речь пойдет о создании "рабочей атмосферы" с переключением в нее по полной программе. Любые вещи/обстановка/про­чие штуки для полного включения в творческий процесс.
Почему именно так? Я заметила, что на вдохновении, когда ненависть не давит и ничто не жмет, все пишется легко, быстро и классно. Так вот, задачей сейчас будет поймать за хвост эту давно куда-то попытавшуюся смотать птицу и юзать регулярно, до снижения тревожности. Это у нас, в свою очередь, поможет подобраться к проблеме поближе.
Ловить надо. Как минимум потому, что меня ждать никто не будет, а делать что-то надо.

Категории: My own madness, Записки на полях, Ночные хроники
. Noeler 11:09:06
Archangel Michael’s victory over the Devil,
sculpture above the main entrance at St. Michaelis Church, Hamburg


­­

­­


Железная Республика > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
эм...
продам2 статики за 10поз.так же дел...
пройди тесты:
Пиф- паф, ой-ой-ой, умирает Страйфи...
Просто существование и ничего...
читай в дневниках:
1059`
1060`
1061`

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх